Обратите внимание, что ваши персональные данные обрабатываются на сайте 2mm.ru в целях его функционирования. Если вы не согласны с этим, то вам надо покинуть сайт. Если вы продолжите пользоваться сайтом, это автоматически означает, что вы согласны на обработку ваших данных.

Войти через:

Получайте самое интересное: конкурсы, акции, новости


Рассказ: Оловянный солдатик
1 4

Психология

Рассказ: Оловянный солдатик

– Же-ня! Немедленно убирай игрушки! – послышался из кухни голос мамы. – Иди кушать!


– Сейчас. Сейчас, мама.

Мальчик вздохнул и стал медленно, неохотно складывать солдатиков в коробочку. Ну что в них такого? Ведь неживые? А может, все-таки живые, только притворяются неподвижными и холодными? Ведь у них могут быть свои секреты. Когда надо, солдатики смело идут в бой, не нарушая приказ. Да и не так уж холодны они – особенно если в руке отогреть...

Женя очень любил эту незатейливую игрушечную забаву – воинов, отважно марширующих на войну и неизменно остающихся живыми и здоровыми. И хотелось думать, что в мире нет других войн, кроме таких, где один побеждает, другой проигрывает, но все остаются целы и невредимы. Неудивительно, что мальчик мечтал стать военным.

Среди них почему-то больше всего нравился Жене один. Прямо скажем, бракованный – у него была всего одна нога. Из-за этого он напоминал стойкого оловянного солдатика из сказки Андерсена. Мальчику было очень обидно, что там, в знаменитой сказке, все завершилось так печально для храброго героя и прекрасной танцовщицы. Наверное, поэтому Женя обычно не клал одноногого в коробку с остальными, а носил с собой – вроде талисмана. Оставаясь один, рассматривал его, поглаживал, брал в постель тайком от родителей.

Вот и сейчас Женя спрятал оловянного бойца-инвалида в кармашек, прежде чем уложил коробочку с остальными солдатиками на полку среди других игрушек.

– Иванов! К доске! – и учительница истории внимательно посмотрела на Женю. Мальчик вздрогнул и судорожно спрятал в портфель солдатика, прежде чем подняться и выйти к доске. Бросил искоса взгляд на соседку по парте Таню: кажется, она не заметила. Как это глупо – таскать в школу детскую игрушку, а вот привык. Не ровен час, одноклассники увидят, засмеют, задразнят. Ой, стыда не оберешься...

– Иванов! Домашнее задание было – вторжение Ганнибала в Италию. Расскажи нам, как это происходило.

Женя легонько кивнул и приготовился отвечать заданный урок. Вторая Пуническая война. Тразименское сражение, Каннская битва, кольцо, сомкнутое воинами Ганнибала вокруг грозных римских легионов... До чего же увлекательно!

– Рядовой Иванов! На огневой рубеж! – прозвучала команда. Рядовой Евгений Иванов чуть вздрогнул, сдернул с плеча автомат и, забежав в «укрытие», растянулся на земле, привычным взглядом высматривая мишень.

Правая рука сместила предохранитель и машинальным движением ощупала нагрудный карман. Это было излишне, потому что любимый солдатик-талисман – тот самый, стойкий одноногий – остался далеко, дома. Ведь нечего делать детским игрушкам там, где пролетают учебные, а то и боевые снаряды, свистят пули, которые и вовсе не бывают учебными.

 

«Здравствуй, сынок, милый, дорогой мой. Как ты там? Все ли в порядке? Лишь бы ты был здоров, родненький мой Женечка. Пусть у тебя все будет хорошо, служится легко – и поскорее домой! Сынок, я нашла среди твоих игрушек вот этого солдатика, почему-то он лежал отдельно. Решила отправить тебе его с письмом. Пусть он будет с тобой на нелегкой воинской службе».

Евгений еще раз перечитал письмо, пришедшее с сегодняшней почтой, с трепетом поднял на ладони своего любимого одноногого солдатика и улыбнулся. Надо же, как это мама правильно угадала, что именно его не хватает здесь, сейчас.

– Значит, так, Иванов! В перестрелку не суйся! – сухо и деловито обратился к солдату командир взвода. – Твое место – на правом фланге, в ложбинке. Вон там, на болоте, среди кочек, – показал он рукой, – есть сухой участок, откуда противник может обойти нас. Как бы слева от тебя ни стреляли, лежи тихо, будто тебя нет. Но если начнут обходить – огонь! Вопросы есть?

– Никак нет!

Командир взвода внимательно посмотрел в лицо Евгению и повернулся к следующему бойцу. Сегодня предстояло отразить нападение вооруженной банды, которая, по данным разведки, попытается прорваться на этом участке государственной границы.

Как медленно тянутся минуты! Ни курить, ни разговаривать нельзя. Рядовой Иванов, тебя нет. Что бы ни происходило слева, ты не существуешь, пока на вверенном участке не появился противник. А может, ничего не случится? Ложная тревога? Разведка иногда ошибается. Так тихо, спокойно вокруг...

Громкий щелчок слева – выстрел! И сразу – взрыв. Еще. Еще. Автоматные очереди. Совсем рядом – болью отдает в ушах. Хочется вжаться в землю, забраться поглубже, закрыть уши ладонями, но нельзя, нельзя выпускать из рук оружие, нужно смотреть вправо, все решают секунды. Взрыв... Правда, уже совсем негромко… Надеюсь, это не глухота? Слабый треск очередей. В нос ударяет запах сгоревшего пороха. Ну, где вы? Появитесь, наконец! Сил нет – лежать без дела, пока слева дерутся наши ребята!

Вот! Сразу... двое… трое... пятеро – цепочкой бегут, пригибаясь, между кочками... Ну, Иванов, пора – огонь!
Руки, ладони, пальцы сами делают все, что нужно. Выстрелов не видно, не слышно, только мерно и часто бьет в правое плечо приклад. Те, впереди, где? Они уже упали, я просто не заметил этого. Они убиты? Или просто ранены? Можно прекратить огонь? Да. Тишина. Бой окончен? Я не оглох? Что с нашими, – они живы? А вдруг кто-то ранен, нуждается в помощи?

Рядовой Евгений Иванов приподнялся, осторожно осматриваясь. Вдруг рядом яркая вспышка. И тишина…

– Ну, герой? Как твои дела? Будешь жить сто лет!

Голос словно из темноты. Можно открыть глаза. Белый потолок. Белые стены. Девушка в белом. Это медсестра?

– Как себя чувствуешь, солдатик? Плечо не болит?

 

Увы. Плечо болит. Видимо, осколок попал. Но жить все-таки можно. Пожалуй, даже нужно.

– А что с нашими?

– Все в порядке, не волнуйся, живы-здоровы! Ждут в коридоре, за тебя беспокоятся. Сейчас я их впущу. Только учти: ненадолго! Тебе пока нельзя много разговаривать. Обещаешь?

Евгений молча кивнул: на долгие разговоры просто нет сил. Медсестра улыбнулась и направилась к двери.
Надо попробовать присесть в постели, чтобы разговаривать с ребятами не лежа. А то вдруг с ними еще и взводный!

Какая чистая, аккуратная палата. Справа – тумбочка. На тумбочке – мой стойкий оловянный солдатик. Видно, его вынули из кармана гимнастерки, решили не разлучать со мной. А почему у него, солдатика, оловянная грудь расплющена... словно от удара осколком?

–Здравствуй, мамочка! Вот видишь – все хорошо! Я жив, невредим! Зачем же ты плачешь? Не плачь, мамочка, родная!

Бедная мама, ведь молодая еще совсем, а уже седина... Как обидно...

– Женечка, миленький... Это я от радости плачу. Так счастлива, что ты вернулся здоровенький...

– Знаешь, мамочка, а ведь мой оловянный солдатик, которого ты мне прислала, спас мне жизнь! Он лежал в нагрудном кармане, и когда рядом разорвалась граната, в него попал осколок, метивший мне в сердце! Так что ты правильно сделала, когда послала мне его с письмом! Пусть он постоит на почетном месте, на моем столе, ладно?

Мама перестала всхлипывать и странно посмотрела – сперва в глаза сыну, будто проверяя, не шутит ли он, а затем на искалеченного оловянного героя.

– Женечка... я не отправляла тебе никаких солдатиков. Последний месяц я пролежала в больнице… Сердечный приступ, меня едва спасли врачи.

Женя с удивлением взглянул на мать. Потом – на искалеченную игрушку. Молодому человеку показалось, будто по оловянному лицу солдата пробежала лукавая улыбка. Но, разумеется, это была всего лишь игра солнечных зайчиков.

– Женя, ты не сердишься, что я так поступила? – виновато спросила Таня.

Они не спеша, взявшись за руки, шли по городскому парку и вдыхали свежий, после дождика, аромат цветов.

Юноша улыбнулся:

– Что ты, Таня! Спасибо большое! Ты спасла мне жизнь!

– Я не хотела, чтобы ты волновался за Людмилу Павловну, – торопливо добавила девушка. – А почерки у нас очень похожие, вот я и стащила солдатика, а потом написала тебе – как бы от ее имени…

- Да, Таня, я так и понял, – кивнул молодой человек. – И знаешь… Я еще до ухода в армию хотел сказать тебе…
Таня замерла, внимая его словам. Но вместо продолжения Женя мягко обнял и нежно поцеловал свою спутницу.

– Мама, я хочу этого солдатика! – капризно заявил маленький Саша, указывая на игрушку, стоящую за стеклом в буфете. Таня вздохнула и присела перед сыном на корточки:

– Сашенька, не надо, пожалуйста. Ведь у тебя есть солдатики и другие игрушки, так зачем тебе этот? Он сломанный…

– Хочу!

Послышались шаги, и в комнату вошел Женя. Глаза родителей встретились.

– Ладно, Танечка, отдадим Саше солдатика. Только, сынок, береги его! Не потеряй!

– Обещаю, папочка! – радостно воскликнул мальчик. Через полминуты он уже радостно сжимал в кулаке подарок. Надо же – совсем не холодный солдатик. Особенно если в руке отогреть.

 

Источник фото: Shutterstock


Рассказать друзьям

Оцените статью:

1 комментариев

Подписаться на отзывы RSS
Версия для печати

Комментарии

1—1 из 1

Трогательный рассказ. Я расплакалась. Спасибо автору!

23 августа 2014 11:14

Ваш комментарий:

* - обязательные поля.

Пожалуйста, введите буквы, изображенные на картинке.
Буквы чувствительны к регистру.





Интересное в сети






Самое популярное


Партнеры
www.konliga.biz www.9months.ru mamaexpert.ru mamaexpert.ru samaya.ru
1 пиксель белый