Обратите внимание, что ваши персональные данные обрабатываются на сайте 2mm.ru в целях его функционирования. Если вы не согласны с этим, то вам надо покинуть сайт. Если вы продолжите пользоваться сайтом, это автоматически означает, что вы согласны на обработку ваших данных.

Войти через:

Получайте самое интересное: конкурсы, акции, новости


Солнечный зайчик. Рассказ
1 4.6

Психология

Солнечный зайчик. Рассказ


"Отчего так не везет" - думал Алешка, ковыряя пальцем живот большущего плюшевого медведя. Вот Кристофер Робин - такой же мальчик, как Алеша, а у него и Вини-Пух живой и Пятачок и Кролик…. И все с Кристофером Робином играют, в беде выручают. Словом, настоящие друзья, хоть и игрушки. Или вот Малыш еще. По фамилии Свантенсон. Мало того, что у него брат настоящий есть и сестра, так к нему еще и Карлсон прилетал. С пропеллером. Алешка о таком счастье и мечтать бы не мог. Так этому Малышу потом еще и собаку купили! Живую, настоящую собаку!

Ну, какая тут может быть жизненная справедливость. Ни братьев, ни сестер, ни, тем более, живой собаки у Алешки не было. Звери вот были - лохматые и гладкие, молчаливые и пищащие, пустые и набитые мягкой ватой, но все безнадежно игрушечные, как и этот громадный медведь. Новым зверушкам Алеша радовался поначалу, шептал в мягкие плюшевые уши добрые слова, дружить хотел, разговаривать. Он никому бы не сказал, что знает их тайну, но игрушки молчали, как и этот медвежище. Алешка потянул торчащую ниточку на его животе, бархатистая ткань чуть-чуть раздвинулась, и Алешка увидел не опилки даже, а пушистую белую вату. Опять не настоящий…

А потом мама в парикмахерскую пошла и Алешку с собой взяла. В парикмахерской было скучно. В скользком журнале, который сунула Алешке мама, не было ни одного бульдозера, там даже простой легковушки не было, только чужие головы посторонних мам с цветными волосами. Алеша отложил журнал и стал думать. Сначала он думал про Димку из своей группы. Почему он такой большой, хоть ему тоже пять лет. И голова у него большая и кулаки совсем, как у взрослого. Наверное, ест он много. И кашу ест и добавку просит. Вот и растет. Но Алешка же совсем не виноват, что кашу не любит. Только вот как, если ты кашу не любишь, с Димкой драться? Вот сегодня он совсем ни за что в спину ударил. Даже дыхание остановилось. И слезы выбрызнули сами. Был бы у Алешки брат, он бы этому Димке показал, как драться. А если брата нельзя, то хоть собаку бы. С шипатым ошейником и кожистым поводком. Чтоб стояла возле Алешки, и все бы спрашивали: "Мальчик, а можно твою собаку погладить?" А Димка бы боялся, потому что Алешкина собака ерошила бы шерсть на загривке и показывала бы этому Димке свои громадные белые клыки. А вот на Антона из их подъезда собака бы не рычала. Потому что Антон хороший парень. И Алешке очень-очень хотелось бы с ним дружить. И играть с ним во дворе хотелось бы, и научиться так ловко, как Антон лазить и прыгать с вышины так смело, и смеяться так звонко. Он бы и собаку свою ему давал. Не насовсем, конечно -поиграть. Они бы втроем дружили, с его собакой. Но Антон дружил с другими мальчишками - зачем ему нужен такой маленький Алешка, который не умеет ничего, у которого даже собаки нет.

"Лёшик, заснул?" - это мама спросила, Алешка и не заметил, как она подошла - душистая, с круглой ровной головой. Смеется. Живет без собаки и смеется. Странные эти люди, взрослые. Алешка про это всю дорогу думал. Как можно жить без собаки, когда собак вокруг так много? Как можно читать газеты и разговаривать с телефоном и кости выкидывать в помойку, ведь намного интереснее гулять с собакой или гладить дома ее шелковистую шкурку и все косточки отдавать ей. И думал, зачем домой идти, если дома нет никого - ни друзей, ни собаки. И мысли в голове клубились, как темные тучи, а потом вдруг стали через глаза капать. Незаметно капать, по одной. Мама слез не видела, быстро шла, и Алешка не хотел, чтобы она видела. Он кулак к лицу поднес, чтоб эти мысли-слезы прогнать, как вдруг изнутри толкнуло что-то. Совсем не больно толкнуло. И в руке вдруг тепло стало и как-то легко. Алешка от неожиданности даже подпрыгнул и кулак крепко сжал. В кулаке кто-то был. Или не было никого, просто показалось… Алешка посмотрел на кулак - между пальцев как будто был виден свет. Еле различимый, теплый и живой. Вдруг стало как-то спокойно, не страшно и совсем не грустно. Алешке захотелось вздохнуть полной грудью и взлететь над лужами, держась за мамину руку, как воздушный шарик. Боясь растерять эту удивительную легкость, он сжал кулак покрепче и вприпрыжку поскакал домой. Ему не терпелось оказаться одному. Кулак он только в комнате разжал. Осторожно разжал.

На ладошке кто-то сидел. Алешка таких еще ни разу не видел. Не человек это был, и не мультяшка, и не инопланетянин какой, а просто комочек солнечный - ни лица, ни рук, ни ножек, и плющился, как будто улыбался. Он точно улыбался, Алешка это сразу понял и тоже заулыбался в ответ. Комочек подскочил легко, оттолкнулся от ладошки и прыгнул. Не как мячик, а как зайчик солнечный, невесомо. На диван прыгнул, от медведя оттолкнулся и опять на Алешкину ладошку теплым живым шариком. Алешке так весело стало, как будто у него день рождения или новый год. Они с комочком хохотали вместе, в салочки играли, и прятки и прыгали до самого потолка. Даже устали. А потом мама сказала, что спать пора. Солнечного комочка мама не видела, он тихонько в Алешкином кулаке сидел, а руки Алешка за спиной держал, на всякий случай. И от книжки на ночь Алешка отказался, хоть книжка и интересная была, про разведчиков и собаку. Мама плечами пожала - удивилась, даже лоб Алешкин пощупала - не горячий ли. А потом вздохнула и одеялом тихонечко накрыла. Алешка кулак под одеялом и разжал. В одеяловой пещере сразу светло стало и уютно. Комочек потерял упругость, мягким стал. Лег возле Алешкиной пижамы пушистым золотым клубком.

Вот тогда Алешка все ему и рассказал. Шепотом. И про Димку с громадными кулаками рассказал и про то, что друзей настоящих завести у него никак не получается, а собаку мама не заводит, потому что шерсть и гулять некому. И про Антона тоже рассказал, который почти, как взрослый, и совсем на Алешку внимания не обращает. И про то, как грустно бывает иногда, хоть даже и игрушек много и машины новые. Комочек все понимал, хоть и не говорил ничего. Только поближе стал, потеплее и еще мягче. Алешка его ладошкой накрыл и уснул крепко. Утром Алешка сам встал, вернее сел сразу на кровати. Вдруг про солнечный комочек сон был? Не сон. Комочек по одеялу прыгал веселой горошинкой, и в рукав пижамы заскочил - вставай! Алешка сразу рассмеялся, стал щекотный комочек из пижамы вылавливать. И умывались вместе и завтракали. Комочек солнечным зайчиком по окошку прыгал, и мама тоже радовалась солнечному привету, не знала, что это Алешкин друг. В садик вместе пошли. Комочек Алешка в кулаке нес. Он совсем невесомый был, просто тепло чуть-чуть и легко. В садике комочек Алешке не мешал. Его как будто и не было вовсе, просто Алешка знал, что он где-то есть. Вот он скользнул солнечной полоской по стене или сверкнул бликом на пузатой вазе. И когда на улицу пошли, комочек за Алешкой выскользнул и побежал впереди по дорожке и возле веранды в травке прилег теплым пятнышком. А Алешка машинку катал по дороге. Он песок вез в замок, который они все вместе строили. Алешка рычал, как двигатель и рукой отталкивался. Он даже не заметил, когда Димка подошел. Он только его ноги увидел. Большие ботики, как у взрослого. И черные. Только носы содраны, как у всех мальчишек и песчинки прилипшие. Алешка ничего и понять не успел, когда Димка этими самыми ботинками, его руку к асфальту придавил. Больно придавил и держит. Алешка глаза поднял и в Димкино лицо снизу посмотрел. Недоброе лицо, злое, глаза-колючки. Алешка содрал кожу об асфальт, но руку из-под Димкиного башмака сразу выдернул и встал в полный рост. И почувствовал, как скользнул ему в ладонь солнечный комочек. И сразу боль ушла и вместо униженной обиды отчаянная злость появилась. "Нельзя наступать людям на руки!" - крикнул Алешка и удивился своему голосу. Не плаксивому и жалкому, а звонкому и сильному. Солнечный комочек в кулаке потяжелел, рука стала твердой и упругой. Алешка смело шагнул к Димке и ткнул его потяжелевшим кулаком прямо в грудь.

"Ты слышишь? - крикнул он еще звонче и толкнул Димку так, что он пошатнулся - Никогда не смей наступать на руки людям!!! Никогда!!" Опешивший от неожиданного напора Димка, отступил, забормотал что-то и, махнув рукой, отошел подальше, гремя своими взрослыми черными ботинками. В груди у сразу Алешки стало много воздуха и захотелось петь. Димкина неуклюжая фигура была теперь совсем не страшной, а жалкой. И кулаки его больше не пугали. Потому что голос теперь у Алешки был звонкий и сильный, и смелость поселилась в Алешкиной, полной воздуха расправленной груди. А после сада мама с Алешкой во дворе гулять осталась. Она сидела на лавочке и читала свою толстую книжку, а Алешке совсем не скучно было. Ведь солнечный комочек рядом был. На перекладинах лестницы, куда Алешка село лазил, на самый верх, ведь вдвоем лазить совсем не страшно. И на качелях тоже, когда Лешка сам под самые облака залетал, прямо к солнышку. Он и не заметил, как Антон во двор вышел. Один вышел как взрослый и возле Алешкиной мамы на лавочку сел. Тогда Алешка комочек в руке сжал и к лавочке подошел. И первый Антону улыбнулся и сказал без страха: "Привет, Антон!" "Привет, Алешка!" - Антон ему тоже улыбнулся. - Ты во что играешь? Давай вместе?" С Антоном …. вместе! Они в разведчиков играли. В двух. И план чертили на песке и стреляли по-игрушечному. А комочек их собакой был. Только Антон не знал, что это Алешкин комочек, думал, что просто посторонний солнечный зайчик. Им так интересно было, что Алешка никак домой уходить не хотел, хоть мама грозила мультфильмы не включить. Подумаешь, мультфильмы. Когда они с Антоном разведчики, а вокруг неприятели - целая армия.

"Ты завтра опять выходи - так Алешке Антон сказал, - Я автомат вынесу, он как настоящий стреляет - трассирующими очередями". А у меня пистолет с глушителем - это так Алешка Антону сказал. - Я его даже подарить тебе могу. Завтра, когда выйду". Домой Алешка шел до краев налитый счастьем. Он прыгать хотел и лететь, но медленно шел, чтоб не потерять не капельки, чтобы разложить потом неспешно весь день по минутам и не забыть ничего. В кулаке тепло было и светло, как от солнышка, хоть солнышко давно уже за домом скрылось. Он на ночь маму поцеловал сам сильно-сильно и к папе прижался так крепко, что тот удивился даже. И сказал: "Папа, я Димке сегодня сдачи дал. Сам. Ведь нельзя же наступать ногами на руки людям?"

"Нельзя - серьезно сказал папа. Ногами на людей нельзя. Ты, сын, молодец. Ты, сын - мужчина"

И у Алешки в глазах тогда защипало. Но он щипание сморгал часто-часто, потому что мужчины не плачут, он же теперь не маленький. А комочек Алешку уже под одеялом ждал. Мягкий, родной, светлый, теплым пятнышком на простынке. Алешка погладил его, как котенка и вздохнул глубоко и счастливо. И сны ему снились радужные. Он прыгал во сне невесомо, как солнечный зайчик и летал в разноцветном небе, кувыркаясь в оранжевых лучах с другими такими же золотыми зайчатами. А снизу махали руками и мама, и папа, и Антон. Просыпаться от такого сна было легко и приятно. И улыбаться солнышку и по улице идти, отталкиваясь, как для полета.

Алешка всегда теперь легко ходил и всем людям улыбался. Разве можно быть тоскливым и трусливым, когда у тебя солнышко в кулаке? В садике теперь Алешка даже Стасику помогал, когда его Димка ни за что ударил и Ленку защищал, хоть она и вредина. Димка Алешкиных кулаков и звонкого голоса теперь опасался, близко не подходил. Бормотал только необидные ругательства. А во дворе Алешку Антон ждал. Только про комочек Алешка ему не сказал. И маме не сказал, потому что не поверила бы мама. Им вместе хорошо было. Хоть и разговаривать комочек не умел и из пистолета стрелять, все равно он друг был настоящий. Потому что с ним Алешка вдвое сильнее был. И ничего и никого не боялся. Даже зуб молочный вырвать за нитку и то не боялся. Просто зажмурился крепко, когда папа дернул, а потом долго смотрел на беленький, как камушек, кусочек - свой первый выпавший зуб. Мама сказала, что он теперь взрослый стал. Алешка зуб в бумажку завернул, что не потерять, и во двор гулять пошел, чтоб Антону показать.

Там во дворе он эту девчонку и увидел…. Ее мама за руку прямо через их двор вела. Девчонка была совсем не похожа на настоящую девочку, которые с толстыми ножками в тугих колготах и с румяными щечками. Это совсем завалящая девчонка была - худышка, на воробья похожая. Пальцы, как у птенца - тонкие совсем, и головка на шейке мотается. И ноги совсем не девчачьи - тощие, колготы пузырем и в коричневых мальчиковых ботинках. И бантов у нее не было и кудряшек, только уши розовые через прилипшие волосенки светятся. Такая невесомая девчонка, что отшелушишь от кофточки, а внутри и нет ничего, или дунешь ненароком - улетит прямо в прозрачное небо. Наверное, поэтому мама ее так крепко за руку держала. А девчонке все равно было, что мама ее тащит, что ботики коричневые по асфальту скребут. Она в землю смотрела, и губы у нее шевелились - сама с собой разговаривала. Алешка сразу ее увидел, одним взглядом. И не только увидел, а вдруг сразу понял все про нее. Как беспомощно она плечи поднимает, когда ее играть не берут и как холодно ей, такой тонкой и одиноко. И что собаки у нее нет, он тоже сразу понял. И что-то как толкнуло его. Чуть-чуть, не больно. И прохладная пустота образовалась в ладошке.

А девчонка вдруг вздрогнула, замерла на секунду и глаза от земли вверх подняла. И осторожно, не дыша на свою руку посмотрела, на сжатый кулачок из которого никому не видным, но таким для Алешки родным теплым светом выскользнул лучик. Посмотрела и вдохнула вдруг, как будто выше ростом стала и в плечах пошире. И головой тряхнула смело, и Алешка, даже не видя, понял, что она улыбается. Алешка долго еще ей вслед смотрел. Этой незнакомой, только раз увиденной, но отчего-то ставшей родной девчонке. Как прыгала она по блестящим лужам в своих коричневых башмаках, и как прыгал вместе с ней в крохотном кулаке его настоящий друг - маленький солнечный зайчик. От непривычной пустоты в ладошке захотелось плакать, но Алешка глаза к солнышку поднял и нарочно улыбнулся широко, и языком дырку между зубов потрогал. Он знал, что теперь сильным и немного взрослым, потому что сегодня из детства отступил. Всего на один шажок.

Источник фото: Shutterstock

Теги: секреты воспитания

Рассказать друзьям

Оцените статью:

1 комментариев

Подписаться на отзывы RSS
Версия для печати

Комментарии

1—1 из 1

Я читала и плакала.

27 июля 2016 10:48

Ваш комментарий:

* - обязательные поля.

Пожалуйста, введите буквы, изображенные на картинке.
Буквы чувствительны к регистру.




Конкурсы

Конкурс «Мой новогодний костюм»
Альбина
Снегурочка
Снегурочка
ЕленаИ
Снежный гномик
Снежный гномик
ЕленаИ
Бесстрашный ковбой
Бесстрашный ковбой
Ольга Егорова
Наш Мышонок
Наш Мышонок
ЕленаИ
Маленький Ежик
Маленький Ежик
Все конкурсы

Сейчас читают

Интересное в сети






Самое популярное


Партнеры
www.konliga.biz www.9months.ru mamaexpert.ru mamaexpert.ru samaya.ru
1 пиксель белый