Обратите внимание, что ваши персональные данные обрабатываются на сайте 2mm.ru в целях его функционирования. Если вы не согласны с этим, то вам надо покинуть сайт. Если вы продолжите пользоваться сайтом, это автоматически означает, что вы согласны на обработку ваших данных.

Войти через:

Получайте самое интересное: конкурсы, акции, новости


Вторые роды. Повторенье - мать ученья
1 4.5

Роды

Вторые роды. Повторенье - мать ученья
Рассказ о родах

Моя вторая беременность пролетела легко и незаметно. Мы, честно говоря, даже не успели ею насладиться. Две заветные полосочки обозначили рубеж новой жизни уже на второй месяц планирования малыша, и время понеслось с утроенной скоростью…


г. Краснознаменск
le>

Легкий токсикоз с 6 по 12 неделю, все анализы в норме – и маленькое солнышко на первом плановом УЗИ. Пол малыша мы не узнавали, хотели сюрприз.

9 месяцев прошли в спокойствии и умиротворении. Я только с все возрастающим удивлением отслеживала движение маленького аиста на моей компьютерной линеечке беременности и понимала, что время утекает сквозь пальцы все быстрее и быстрее. А мне так хотелось его остановить и насладиться в полной мере этим ощущением. Беременность – это, без преувеличений, самое прекрасное время в жизни женщины. После родов я долго привыкала к своему небеременному состоянию: старалась не зацепить животик, проходя через двери, с запасом огибала повороты, вслушивалась: не шевелится ли малыш? Мир вокруг вдруг стал не столь приветливым: мне перестали уступать место в очередях, а моя привыкшая ко всем этим поблажкам натура очень болезненно на это реагирует...

А самое главное – касаясь живота, я не чувствую под руками комочек крошечной жизни, который так трогательно прижимался к самому моему сердцу и создавал в моей душе ощущение нереального тепла и солнечного света. И иногда щемит в груди болезненная тоска, а в голове вертится мысль о том, чтобы повторить все снова, хотя еще совсем недавно, лежа в родзале в предвкушении потуг, я в очередной раз зарекалась, что больше никогда!

Рассказ о родах: накануне

В родзале я оказалась вполне ожидаемо, без сюрпризов и острых ощущений, когда схватки начинаются не вовремя, не там и не так.

Шла 41 неделя беременности, был заключен контракт с роддомом и выбран самый лучший, по отзывам, доктор, который оправдал все эти самые замечательные отзывы о себе. Как и ожидалось, он оказался спокойным, ответственным и квалифицированным акушером-гинекологом, и плюс ко всему, у него была хорошая поддержка в лице акушерки, которая, как я поняла, является лучшей акушеркой этого роддома.

В общем, повезло мне по полной программе – впрочем, как и в первый раз.

ПДР у меня был 27 мая, но ребенок не уделил существенного внимания этому факту. Шейка была не готова, доктор волновался – и я тоже, думая, что единственной целью всех акушеров данного заведения является мое скорейшее родоразрешение, поскольку контракт заключен, ПДР на носу, роддом закрывается на мойку 6 июня, а у нас, как говорится, ни в одном глазу…

Но нет – стимулировать меня никто не собирался, правда, в последнюю неделю внимание усилили почти до стопроцентного: КТГ и допплер проводили ежедневно.

Мой малыш слал нам приветы на УЗИ и КТГ, рассказывая о своем замечательном состоянии, и всем своим видом показывал, что на выход не торопится.

31 мая, срок беременности 40 недель 4 дня. Я в очередной раз, сидя на гинекологическом кресле, наблюдаю тоскливый взгляд доктора. Роды могут начаться в любой момент, а могут и не начаться… Шейка мягкая, но длинная, пропускает два пальца, и дальнейшее развитие событий предсказать невозможно. «Давай-ка, – говорит врач, – положим тебя в предродовое». Я ему отвечаю, что, мол, никак нельзя, дома у меня маленькая доченька, и схваток я буду ждать там. Доктор вздыхает еще более тоскливо, в миллионный раз рассказывает, как начинаются роды – на случай, если я их вдруг не узнаю, – и отпускает меня с миром, назначив свидание завтра.

 

Нескучная ночь

Часы показывали 14.00, я поехала домой, а уже вечером заподозрила, что эта ночь будет веселой. Во-первых, после осмотра начались небольшие кровянистые выделения, но я знала, что так бывает, и доктор говорил, что волноваться не стоит, если они незначительны. А во-вторых, после 7 часов вечера я стала замечать, что живот не просто каменеет – его еще и потягивает, причем с подозрительной периодичностью. Я до последнего старалась не обращать на это внимание, но все же судорожно доделывала последние дела, перепроверяла всевозможные инструкции по уходу за старшей дочкой, которые я записывала в последний месяц перед родами, и периодически просила мужа включать схватко-считалку на компьютере.

К 12 ночи я закончила свои суетливые сборы, а время между схватками сократилось до четких 8 минут, и стало окончательно ясно, что это ОНО! Но мы все-таки легли спать в надежде отдохнуть хоть немного перед таким ответственным событием. Я отключалась, но каждые 8 минут просыпалась от схватки. К 5 утра, когда время между схватками сократилось до 5 минут, я поняла, что надо стартовать, потому что, хотя роддом и в 20 минутах езды, все же вторые роды могут преподнести множество сюрпризов, а нам они не нужны.

Я разбудила мужа, поцеловала спящую дочку, посидела тихонько рядом с ее кроваткой, и мы поехали.

В первый раз мне мечталось уезжать из дома на рассвете, по пустой еще дороге, вслушиваясь в льющиеся, еще пока нежные, неспешные мелодии не проснувшихся радиостанций, и чтобы большое оранжевое солнце поднималось нам навстречу, поздравляя нас с днем рождения нашего малыша… Но в тот первый раз солнце было уже высоко, а сейчас так и случилось, и от этого на душе было еще светлее, спокойнее и радостнее.

Возле дверей роддома меня охватил приступ бесконтрольного ужаса: я разом вдруг осознала и вспомнила в подробностях, что меня ждет. До этого момента природа, видимо, заботливо оберегала меня от травмирующих воспоминаний: сначала – чтобы я решилась на вторую беременность, потом – чтобы не нервировать лишний раз беременный организм. А сейчас, когда весь путь пройден и скрывать, в общем-то, нечего, мой мозг заботливо подкинул мне воспоминания о самых ужасающих моментах предыдущих родов.

У меня перехватило дыхание, и я умоляюще попросила мужа пройти пару кружочков вокруг роддома, под предлогом нагуливания схваток. Муж, наоборот, нетерпеливо «рвался в бой» и с недовольством отнесся к попытке дезертирства в своем полку.

Когда на крылечко вышел охранник, бросая на нас косые взгляды, а из окна приемного отделения выглянула акушерка, понимающе улыбаясь, я поняла, что пути к отступлению закрыты и надо двигаться только «вперед и вперед».
На старт!

В приемном отделении все прошло стандартно, мне выдали родовую одноразовую рубашечку и цветастый халатик и подняли в святая святых – родильный зал.

 

Меня встретил мой доктор, которого мы предупредили о приезде заранее, разбудив в шесть утра, отвел в смотровую и вынес вердикт: мы в родах, открытие 2–3 см, шейка по сравнению с вчерашним днем – «небо и земля» – мягкая, сглаженная, готовая, пузырь плоский, придется прокалывать сразу. Воды светлые, чистые. И у меня опять появилось острое чувство необратимости процесса и осознание того, что этот день, которого я так ждала и боялась, наступил и его не отложить на завтра.

7.20. Доктор проводил меня в отдельный родблок, гостеприимно улыбнулся и посоветовал осваиваться, пообещав привести моего мужа.

Пришел муж, я взяла фитбол и стала искать удобные положения для облегчения боли: читала, что мяч очень помогает. В этот раз я знала, что все возможные действия для облегчения боли нужно предпринять до развития этой самой сильной боли, когда мысли уже откажут и будет просто невозможно заставить себя пошевелить даже пальцем. Поэтому нужную позицию нужно занимать на старте. В итоге самой удобной оказалась поза стоя на коленках на кровати, навалившись грудью на мяч. На схватке я утыкалась лицом в мяч, свесив руки по бокам, старательно дыша и рисуя в своем воображении образ раскрывающегося и расширяющегося узкого сосуда. Муж в это время натирал мне поясницу.
Изредка к нам заходила акушерка – серьезная, немногословная, строгая женщина, что-то готовила, перекладывала, приносила-уносила, периодически то подключая меня к КТГ, то отключая.

Схватки становились сильнее, время сокращалось, но боль переносилась терпимо.

Правда, никакие закрытые двери не спасали нас от постоянных криков рожениц, сливавшихся в один надрывный звук. Я понимала и помнила, какую боль сейчас испытывают эти женщины, и ужасалась тому, что скоро я окажусь на их месте… Смотрела на мужа огромными глазами в надежде услышать нечто вроде: «У тебя так не будет – тебе будет легче», но он только гладил меня по голове и шептал: «Да, будет очень-очень-очень больно, но совсем недолго, и ты обязательно справишься…

А, главное, какую награду, какое счастье мы получим за эту боль!»

Спасительная анестезия

Пришел доктор, посмотрел раскрытие, сказал, что оно продвигается не так быстро, как хотелось бы, и, если через два часа дело не сдвинется, придется стимулировать. Тут мне стало совсем страшно… Когда приступ паники отступил, я поняла, что надо работать на боль, а не защищаться от нее, стараясь ее ослабить. Между схватками я стала вставать с мяча, принимая вертикальное положение, чтобы усилить давление головки на шейку и способствовать ее раскрытию. Колени дрожали, пот катился по щекам, было ужасно жалко себя, и хотелось плакать от страха, но я изо всех сил держалась.

Через два часа – опять осмотр. Помню, муж спрашивает у доктора: «А вы чувствуете головку малыша?» – «Ага, чувствую…» – «Ну и что, волосики есть?» – «Ну, не лысенькая», – говорит доктор.

А тем временем открытие шло полным ходом, уже 5–6 см, схватки – минута через минуту. Дали добро на эпидуралку. Честно говоря, я бы могла и еще потерпеть, но, опять же вспоминая свой первый опыт и боясь повторения этих ощущений, согласилась. Ну и потом, я рассчитывала на замечательный эффект эпидуральной анестезии – она помогает хорошо раскрываться шейке.

Вошел анестезиолог, методично разложил все свои многочисленные инструменты и, предупредив, что во второй раз препарат может распространиться не так равномерно и оставить некоторую чувствительность, ввел мне дозу.
После укола я заметно расслабилась, повеселела, и мы приготовились два часа отдыхать и наслаждаться жизнью (как в прошлый раз) и стараться отвлекать себя от мыслей о приближающихся потугах. Муж достал фотоаппарат и камеру, я мужественно давала интервью с места событий и ждала, когда же боль от схваток затихнет окончательно: схватки стали значительно реже, но все же болезненность оставалась и еще какая!

 

Волна счастья

Прошло 20 минут после укола и около четырех полуобезболенных схваток. Часы показывают 13.20. И тут я чувствую, что мне как-то нехорошо: что-то стало очень сильно давить вниз. И доктор с акушеркой подозрительно одновременно пришли в мой родблок и о чем-то тихонько разговаривают, поглядывая на меня... Акушерка примостилась у меня в ногах, видя мое перекошенное от страха и боли лицо. «Что, – говорит, – рожать надумала?»

Спинку кресла подняли, бахилы натянули, отключили «эпидуралку», которая действовала около получаса, и давай командовать, чтобы я тужилась.

Ощущения были непередаваемыми. Я тужилась и на схватках, и между ними – только бы побыстрее родить малыша. В какой-то момент стало совсем уж невыносимо, и я свела ноги. Акушерка закричала: «Не своди, головка уже стоит!» И в этот миг мне стало так страшно, что я могу навредить ребенку, что меня захлестнуло новым приливом непонятно откуда взявшихся сил и я выдала, наверно, самую сильную потугу. Головушка вышла, и тут закричал доктор: «Дыши-дыши, не тужься!» Достали плечики и… вот он, мой скользкий, тепленький комочек, – уже прижимается ко мне и громко кричит!

Малыша накрыли пеленкой, положив мне на живот, а мы до сих пор не знали, кто же у нас родился. Я крепко прижимала его к себе, вдыхая запах сладкой макушки, а муж с любопытством заглядывал из-за плеча и спрашивал у доктора, не увидели ли они, кого достали-то?

Прошло 10 минут, малышу сцедили в ротик молочка и наконец-то подняли со словами: «Ну-у-у! Смотрим, кто тут у нас!»

И этот момент навсегда отпечатается незабываемым кадром в моей душе: девочка! Маленькая родная крохотуля! И только в этот миг мы ощутили, что, несмотря на то, что нам было все равно, кто у нас родится, как же мы рады, что у нас родилась еще одна маленькая доченька!

Ну а потом… Все это уже однажды было – и чувство бесконечного светлого счастья, и восторженный и удивленный, дрожащий от нахлынувших эмоций голос папы, разглядывающего малышку, и приятная тягучая усталость в каждой клеточке тела, и ощущение, что все теперь хорошо.

Мнение эксперта

Нина Абзалова, врач акушер-гинеколог, канд. мед. наук, Алтайский государственный медицинский университет, г. Барнаул

В своем рассказе Светлана говорит, что, хотя предполагаемый срок родов был 27 мая, шейка матки была не готова к родам, да и малыш «не уделил существенного внимания этому факту». Хотя на сегодняшний день окончательно не известны механизмы наступления родов, как справедливо заметила Светлана, именно готовность будущего ребенка к существованию вне утробы матери является толчком к развитию родовой деятельности. К концу девятого месяца беременности большой плод, достигая зрелости, нуждается в достаточно большом количестве питательных веществ, которые плацента уже не в состоянии обеспечить, так как она к этому сроку «стареет» – претерпевает обратное развитие: в ее структуре появляются кровоизлияния, кальцинаты – отложения солей кальция, некоторые ворсины выключаются из функционирования. Все это является физиологически необходимым для того, чтобы беременность вовремя закончилась. В этой ситуации несоответствия между потребностями плода и возможностями плаценты будущий ребенок испытывает стресс и начинает выделять гормоны стресса. Данные гормоны являются предшественниками синтеза простагландинов – биологически активных веществ, которые способствуют подготовке организма беременной к родам и развитию регулярной родовой деятельности.

 

Будущую маму и ее доктора волновал тот момент, что шейка матки к предполагаемому сроку родов была не готова. Действительно, самым информативным критерием, позволяющим оценить, насколько организм беременной готов к родам, и примерно предполагать о дате родов, является степень зрелости шейки матки, так как ее созревание происходит при достаточном уровне простагландинов в организме будущей мамы. В течение беременности шейка матки длинная, плотная, ее канал закрыт. Таким образом, она выполняет роль замка, не позволяющего плоду выйти на свет раньше положенного срока. К концу беременности структура шейки под влиянием изменения гормонального фона меняется: этот процесс называется «созреванием» шейки матки. Шейка укорачивается, становится мягкой, шеечный канал приоткрывается.

При необходимости для ускорения созревания шейки матки могут применяться специальные препараты, спектр которых весьма широк: это простаглангдины в виде специальных гелей, которые вводятся в канал шейки матки, антигестагены, спазмолитики и т.п. Но так как малыш чувствовал себя хорошо, что подтверждалось регулярными исследованиями – КТГ и допплерометрией, – то от применения медикаментозной терапии на данном этапе решено было воздержаться. Необходимость тщательного и регулярного наблюдения за внутриутробным состоянием плода, которое проводилось нашей героине ежедневно, оправдана тем, что компенсаторные возможности плода и плаценты при доношенной беременности ограничены, и очень важно уловить момент, когда ситуация из физиологического состояния переходит в патологическое, чтобы своевременно начать лечение и выбрать адекватный срок и способ родоразрешения.

После очередного планового осмотра врача на гинекологическом кресле Светлана отметила появление кровянистых выделений на белье. Хорошо, что лечащий врач заранее предупредил, что данное явление может наблюдаться после исследования шейки матки, так как очень часто появление крови пугает беременных, заставляя их вызывать «скорую помощь» или самостоятельно обращаться к врачу. Дело в том, что к концу беременности шейка матки очень хорошо кровоснабжается, и при исследовании степени ее биологической зрелости, обязательным моментом которого является изучение длины и проходимости шеечного канала, для чего врач осторожно вводит палец в канал, нередко появляются незначительные кровянистые выделения на белье. Эти выделения отличаются от патологических, во-первых, незначительным количеством, во-вторых, самопроизвольными прекращением и отсутствием нарастания в динамике, а в-третьих, они никогда не сопровождаются патологическими симптомами – болями внизу живота, ухудшением общего самочувствия, изменением внутриутробного поведения плода. Как правило, эти выделения через 2–3 часа приобретают бурую окраску, что свидетельствует об отсутствии свежей крови, и через 3–4 часа самостоятельно прекращаются.

 

 

Светлана совершенно правильно начала потихоньку доделывать неотложные дела, когда у нее появились пока еще слабые потягивающие боли внизу живота. Конечно, это могли быть и тренировочные схватки, для которых характерны разная сила, частота и продолжительность, но, заметив, что незначительные боли чередуются через одинаковые промежутки времени, наша героиня утвердилась в своих подозрениях о начале родов, когда схватки стали более частыми, возникая через каждые 8 минут. Хотя родильный дом располагался недалеко от дома Светланы, когда схватки стали повторяться через 5 минут, она была полностью готова и выехала туда. Так как предстоящие роды были вторыми, как справедливо заметила рассказчица, они «могут преподнести множество сюрпризов», то есть, как правило, протекают быстрее, и предугадать, когда шейка матки полностью раскроется и начнутся потуги, практически невозможно. Повторные роды протекают быстрее за счет более интенсивной скорости раскрытия маточного зева. Дело в том, что у женщин, рожающих впервые, шейка матки сначала укорачивается, как говорят специалисты, «сглаживается», и только потом начинает раскрываться.

У повторнородящих эти процессы происходят одновременно.

В результате осмотра врача стало окончательно ясно, что Светлана вступила в роды, о чем свидетельствовали значительные изменения шейки матки – она сгладилась, хотя накануне была очень длинная, стала очень мягкой и приоткрылась на 2–3 см. Также при осмотре было установлено, что плодный пузырь плоский, то есть содержит недостаточное количество околоплодных вод, поэтому не способен полноценно выполнять роль «клина», который, внедряясь изнутри в шейку матки на высоте схватки, способствует ее эффективному раскрытию. В ситуациях, когда количество околоплодных вод, в силу различных причин, уменьшено (вероятно, в нашем случае это могло быть следствием перенашивания беременности, так как в этом случае происходит обратное всасывание околоплодных вод), плодный пузырь становится плоским, следовательно, функционально неполноценным, и его следует вскрывать инструментально, что и было сделано в данном случае. После вскрытия плодного пузыря были получены светлые прозрачные околоплодные воды, что является свидетельством хорошего внутриутробного состояния плода.

Когда схватки стали достаточно сильными, Светлана с мужем активно применяли различные немедикаментозные методы обезболивания родов: приемы массажа – муж массировал роженице поясницу; упражнения с фитболом – большим гимнастическим надувным мячом; активное поведение, когда женщина старается принять более удобную позу, и даже приемы визуализации – роженица представляла образ раскрывающегося узкого сосуда. Как справедливо заметила рассказчица, удобное положение следует занимать в начале схватки, когда болевые ощущения не достигли максимума, так как на этом этапе «мысли отказывают». Именно это обстоятельство и диктует необходимость заблаговременной подготовки к родам, так как приемы, хорошо проработанные в течение беременности, позволят применять их в родах автоматически, не задумываясь о правильности их проведения.

 

В процессе ведения родов производилась регулярная регистрация кардиотокограммы (КТГ), так как данный метод является самым информативным для оценки внутриутробного состояния плода, его реакции на сокращения матки. При нормальном течении родов регистрация КТГ проводится 1 раз в 2 часа, при наличии патологических изменений в кардиотокограмме, развитии осложнений родов, например слабости родовой деятельности, КТГ регистрируется чаще, по назначению врача.

После контрольного осмотра врача была отмечена недостаточная динамика раскрытия маточного зева, что диктовало необходимость назначения родостимуляции – медикаментозных средств, усиливающих сократительную способность матки (чаще всего с этой целью применяется ОКСИТОЦИН). Так как Светлане очень не хотелось рожать с родостимуляцией, она мобилизовала все силы для того, чтобы избежать вмешательств. Для этого наша героиня, во-первых, приняла вертикальное положение, помня о том, что так головка плода усиливает давление на шейку матки, способствуя ее раскрытию. Во-вторых, она не стала сопротивляться в момент боли, а напротив, старалась максимально расслабиться. Данные простые приемы принесли свои плоды: схватки стали более активными, раскрытие шейки матки прогрессировало, и при 5–6 см решено было предоставить рожнице эпидуральную анестезию. Светлана без лишних раздумий согласилась, так как знала о том, что данный метод обезболивания облегчает и ускоряет открытие шейки матки, поэтому эпидуральная анестезия является не только методом для снятия боли, но в некоторых случаях –
и лечебным мероприятием. Прошло совсем немного времени с момента предоставления анестезии, она даже не успела полностью развиться, так как схватки, по словам Светланы, были «полуобезболенными», – и роженица ощутила отчетливое давление «на низ», что свидетельствует о полном открытии шейки матки и начале потужного периода.

На высоте потуги Светлана ослабила контроль над собой и свела ноги – этого делать нельзя ни в коем случае, так как давление на головку плода, которая в этот момент зажата в костном кольце таза, еще более усиливается, это может навредить малышу, которому тоже необходимо преодолеть значительные трудности, чтобы родиться на свет.

После рождения малышки ей в ротик «сцедили молочка» – правильнее сказать, молозива, так как выработка молока начинается на 2–3-и сутки после родов. Молозиво выделяется в небольшом количестве и имеет желтый цвет за счет высокого содержания жира. Значение молозива для здоровья новорожденного трудно переоценить, так как в весьма небольшом объеме питания содержится идеальное соотношение белка, жиров, витаминов и, что важно, иммуноглобулинов и других ценных веществ. Молозиво защищает малыша от инфекций, способствуя бережному переходу на новый этап функционирования желудочно-кишечного тракта, а также становлению нормальной микрофлоры кишечника.

Возможно вам также будут интересны статьи "5 фактов о повторных родах" и "Хочу второго ребенка" на сайте mamaexpert.ru

 

Источник фото: Shutterstock


Рассказать друзьям

Оцените статью:

1 комментариев

Подписаться на отзывы RSS

Комментарии

1—1 из 1

Спасибо за рассказ и последующие комментарии. У меня на данный момент почти такая же ситуация, как у Светланы- после приёма у врача раскрытие на 2 пальца, шейка матки длинная, но мягкая, срок 40 недель и 2 дня. ПДР 1.08.15, сегодня уже 3.08. Так что я в ожидании появления со дня на день маленького человечка)) Правда, в отличие от героини, я первый раз рожаю. Прочитала статью и успокоилась)) Спасибо ещё раз!

3 августа 2015 21:47

Ваш комментарий:

* - обязательные поля.

Пожалуйста, введите буквы, изображенные на картинке.
Буквы чувствительны к регистру.





Сейчас читают

Интересное в сети






Самое популярное


Партнеры
www.konliga.biz www.9months.ru mamaexpert.ru mamaexpert.ru samaya.ru
1 пиксель белый